-Владимир Ильич, а ведь в России не может быть революции?

- Эх, батенька Владимир Владимирович, царь Николай Втогой Кровавый тоже так думал. Он был увеген, что народ любит его, а народ над ним насмехался. Он был убежден, что войны – это его престиж, а они измотали страну и обозлили народ. Тогдашние олигагхи жирели, а народ ел черти что. Ну, сейчас, хе-хе, роется в помойках. А уж насмешек над вами – два океана. Милейший Владимир Владимирович, и сейчас всё так же как тогда, то бишь в сущности архипагшиво, для вас, конечно, любезнейший. Так то-с, батенька вы мой, Владимир Таврический.


53