Рота была готова к атаке, и бывалый сержант заметил, что у одного новобранца нервы явно сдали. Он был бледен, зубы стучали, а коленки выделывали совсем непонятные фигуры. - Томпкин, - сержант употребил несколько "вдохновляющих" выражений, - это ты трясешься или твоя подлая шкура? - Нет, нет, сержант, это трясусь я, но не за себя, а за противника, который еще не знает, что я уже здесь!
0